о проекте
автор
кредиты

глобарий

Воскресение автора

ЧАСТЬ 1
Опыт иконологии
Генезис
Перемены участи
Пуп земли
Вариации на тему
Оговорки по Фрейду

ЧАСТЬ 2
Мутация
Сферология и Дева М.
Отцеубийство

МЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ
ТВ-ЭПИЛОГ

 

Борис Чухович

ПАМЯТНИК НЕЗАВИСИМОСТИ
мифология сферы и дискурсы власти

 

 

Вариации на тему

44

На рубеже 20-х-30-х годов в Советском Союзе происходит смена эстетических ориентаций. Авангардные эксперименты в области архитектуры, изобразительного искусства и литературы получают негативную оценку как «формализм», не отвечающий растущим культурным потребностям народа. В литературе, живописи и скульптуре наблюдается возврат к формам реализма XIX века, в архитектуре – к образцам итальянского Ренессанса и русского классицизма. Однако официальная культура и самодеятельное творчество могут пересекаться и совпадать в одних отношениях и расходиться в других. Казалось бы, в рамках нового художественного стиля 1930-х годов нет места символическим формам, органичным для конструктивизма и революционного романтизма 20-х. Однако второй всесоюзный конкурс на здание Дворца Советов (1931-1932), который был открыт для всех желающих, в том числе непрофессионалов, вновь дает взрыв «глобусных решений». Мы видим здесь такое же разнообразие решений, которое любители-самоучки продемонстрировали во время конкурса на мавзолей: это глобусы, опоясанные колоннадами или архитектурными поясами, глобусы, венчающие здание, которое служит для них постаментом, глобусы с картой СССР и т.д. Бывший символ императорской власти становится поистине «народным». Он оказался подходящим воплощением тех наивных представлений и стереотипов, которые складывались у энтузиастов советского строя под влиянием сталинской пропаганды. Эта эпоха была временем рождения тех лидеров, которые возглавят среднеазиатские республики после распада Советского Союза.

45

В 1930-е-1950-е гг. к теме глобуса нередко обращались карикатуристы и плакатисты. В их работе выявляется универсальный характер репрезентаций власти. Образы, созданные на разных континентах, в тоталитарных или демократических государствах, почти неразличимы. Скажем, парадоксально схожими оказываются богиня свободы, идущая по глобусу под американским флагом в направлении Европы, и фашистский орел, усевшийся на европейском континенте и грозно смотрящий на США. Единственное новшество, которое привносят плакаты в разработку этой темы: образ «плохого демиурга» или же сатаны, правящего бал на планете. В советских плакатах по ту сторону глобуса изображается зловещий оскал капитализма, фашистские – пугают засильем большевизма и иудеев. Эта тема в какой-то степени стала свойственна и современному мировому кинематографу, для которого битвы с мировым злом, завоевывающим целые планеты, являются одним из популярных жанров. Сфера-творение, кажется, преображается в сферу-жертву или сферу-добычу, а демиург-создатель – в неумолимого и бездушного маньяка. Однако голливудский хэппи-энд демонстрирует живучесть архетипа: маньяк разоблачен, обезврежен, чаще всего даже уничтожен, а обновленная планета возвращается к обычной жизни, благодарная герою, которому она обязана вторым рождением.

46

Пожалуй, восприятие глобусов человеком «не из власти» лучше всего удается выразить постмодернистским авторам. Здесь этот образ появляется, как правило, лишь как элемент любовного или алкогольного бреда. Вот как задействован глобус у Виктора Пелевина:

«Вера увидела плывущий рядом земной шар и догадалась, что это глобус из стены Центрального телеграфа. Она подгребла к нему и ухватилась за Скандинавию [...] со второй попытки вскарабкалась на синий купол, уселась на выделенное красным государство трудящихся и огляделась». [36]

Претенциозность и неадекватность тысячелетнего символа с легкостью разоблачена и разрушена, после чего он не может не выглядеть нелепым анахронизмом.

36. Виктор Пелевин, «Девятый сон Веры Павловны», Цитируется по ...

47

Подытоживая наш обзор, можно сказать, что монумент независимости появляется в контексте длительной культурной традиции, порожденной античным миром, прошедшей через культуру Византии, Западной и Восточной Европы, России и, наконец, советского государства. В нем не прослеживаются следы восприятия сфер, сформированного в рамках исламского мира. Ведь несмотря на сложные космогонические построения, основанные на сферах (скажем, у Фараби или Бируни), исламским культурам не было свойственно перенесение на правителя страны миссии демиурга, являющейся прерогативой бога*. Напротив, монумент органично связан с ленинским постаментом, вобравшим в себя весь шлейф глобалистских проектов европейской культуры: имперской идеи древнего Рима, культа прогресса, тоталитарных концептов XX века. Единственным отличием памятника независимости от его непосредственных и далеких европейских предшественников является то, что у Узбекистана на карте нет соседей – на сфере представлен только он.

* Исключения составляют изображения, сделанные под европейским влиянием.

 

 

 

48

Глобус Узбекистана – это словосочетание может показаться лишь плоской шуткой, основанной на несводимости означаемого и означающего. Однако если под глобусом подразумевать державу, все становится на свои места. Королевских дворов в Европе было немало, и монархи многих стран небольшого континента держали в руке глобус, олицетворявший их право вершить судьбами собственной страны. История искусства знает случаи, когда держава «изымалась» из этого канонического изображения и становилась основой самостоятельного художественного произведения. Самым известным в этом роде является памятник «Тысячелетие России», воздвигнутый в 1862 году в Новгороде скульптором Михаилом Микешиным. В центре этого монумента предстает огромный шар-держава. Как и памятник независимости, держава Микешина покрыта геометрическим узором, однако она лишена какого-либо намека на картографическое изображение. Ее опоясывают традиционные дуги, разбивающие сферу на квадранты, а верх увенчан крестом, который не оставляет сомнений в том, что перед нами – символ самодержавной власти. Изюминку памятника составляют несколько опоясывающих его скульптурных поясов. В частности, в среднем и нижнем ярусах предстают более ста персонажей русской истории и культуры от Рюрика до Петра и от Ломоносова до Пушкина. Этот коллективный портрет, сосредоточенный вокруг державы, имеет ту же символическую функцию, что и памятник независимости – он представляет «национальный глобус» отдельно взятой страны.

 

 

 

49

Поэтому в анализе памятника Независимости нам остается рассмотреть вопрос о демиурге. Демиурге, который, как в эпоху французской революции или советских концептуальных проектов 1920-1930-х годов, остается невидимым. Конечно, власть в Узбекистане не действует инкогнито, и фамилия, имя и отчество этого демиурга достоверно известны. В данном случае нас интересует лишь то, как видит себя власть, санкционируя или инициируя свои репрезентации в памятниках, которые она создает. Любопытную перспективу в освещении данной проблемы открывает та загадочная история, которая приключилась с одним из главных произведений официального узбекского искусства последнего десятилетия: фреской Бахадыра Джалалова в Музее истории народов Узбекистана.

 

 

 

 

30. Мирча Элиаде, Священное и мирское, Москва, МГУ, 1994, цитируется по интернет-версии: http://www.philosophy.ru/library/katr/mircea.html

31. Эдвард Ртвеладзе, «Историческая наука и псевдоистория Средней Азии», Цитируется по интернет-версии: http://www.centrasia.ru/news.php4?st=1059635220; Idem., «Становление и развитие древней государственности в Узбекистане» // Эхо истории, №3 (11), 2001.

32. Svetlana Gorshenina et Claude Rapin, op.cit., p.15.

33. Подробно об истории вопроса: Svetlana Gorshenina, « Comment penser l’Asie du Milieu et l’Asie du Centre ? », dans : Espace, populations, sociétés : Les populations d’Asie centrale, no 1, 2007, p. 15-31 ; « Invention de la notion d’Asie centrale : premières définitions et délimitations forgées dans les mondes russe et occidental modernes ».

34. Виктор Пелевин, «Девятый сон Веры Павловны», Цитируется по интернет-версии рассказов писателя: http://pelevin.nov.ru/rass/pe-9son/1.html

35. Ислам Каримов, «Путь к независимости: проблемы и планы» // Узбекистан: национальная независимость, экономика, политика, идеология, цитируется по официальной интернет-версии: http://2004.press-service.uz/rus/knigi/9tom/1tom_1.htm